Архив для категории: Сказки

«Ухо, дыня, сто двадцать пять!»

"Ухо, дыня, сто двадцать пять!"

– Так вы говорите, пан администратор, что это была жёлтая такса? С розовым бантом?
– Именно так. Из-за неё тут был большой скандал. Приезжала пожарная охрана и милиция. Шуму было немало. А теперь бегите, тут нельзя стоять в проходе. Видите, приехали иностранные гости.
– Извините, ещё одно только слово, – умоляюще проговорила Юля, с трудом удерживая рвущуюся в гостиницу Гапу. – Скажите нам только…
– Скажите нам только, – подхватил следом за ней Петрек, – что было дальше с этой таксой.
– Уехала вместе со своим хозяином, – нетерпеливо ответил администратор, – а теперь исчезайте!
Он отвернулся и быстро пошёл к машине, из которой вылезли какие-то люди, где была выполнена коррекция пробега.
– Что же делать? – беспомощно произнёс Петрек. – Слышали? Со своим хозяином. Может, это был Продавец Шаров?
– А ты всё о своём Продавце! – рассердился Вальдек. Войтек поддержал его:
– Я вообще ничего не понимаю. Кого мы ищем, Космалю или какую-то жёлтую таксу? У меня уже всё в голове перепуталось!
– Это всё из-за Гапы, – откликнулся Вальдек. – Вместо того, чтобы искать Яцека, она вела нас по следу неизвестного пса!
– Только не кричи на Гапу, – возмутилась Юлька и хотела ещё что-то добавить, но Петрек прервал её:
– Погодите, сейчас не время ссориться. Давайте подумаем спокойно. Сейчас, сейчас! Минутку.
Он повернулся и снова подошёл к администратору.

Владислав Крапивин «Стража Лопухастых островов»

Владислав Крапивин "Стража Лопухастых островов"

Краеведческий музей города Малые Репейники располагается в длинном здании девятнадцатого века. В давние времена его построили для госпиталя ветеранов Русско-турецкой войны. Дом одноэтажный, но высокий. Он изгибается плавной дугой. Посредине – широкий вход со ступенями и колоннами. Над входом белеет башенка с курантами – похожими на те, что на городской управе.
Перед домом зеленеет широкий двор, его отделяет от улицы садовая решетка, отлитая много лет назад все на том же заводе «бр. Алексhевыхъ». Посреди двора – круглый бассейн фонтана с двухметровым каменным постаментом в центре. К сожалению, фонтан уже много лет не работает, и никаких скульптур на постаменте нет.
Ига и Степка пришли сюда утром, чтобы заказать цветы на. Пахло цветущей по краям двора сиренью, пахло яблонями (хотя и не так сильно). А еще пахло свежей тополиной листвой от двух могучих деревьев перед решеткой и теплым дождиком, который недавно пробежался по асфальту и ничуть не испортил погоду.
Неподалеку от бассейна рыхлили клумбу директор Яков Лазаревич и его пожилая помощница Моника Евдокимовна. Оба распрямились и заулыбались навстречу посетителям.
Однако, узнав о причине визита, Яков Лазаревич перестал улыбаться.

Наталия Владимировна Гуревич «То, чего не бывает»

Наталия Владимировна Гуревич "То, чего не бывает"

Минька Пожарский в полном одиночестве сидел на мягкой травке под яблонями. Перед ним стояла роскошная заводная карусель, сегодняшнее приобретение. Минька смотрел на нее и думал печальные мысли. Поводов обижаться на жизнь у него было много. По меньшей мере, два. Если не считать того, что карусель ни в какую не хотела заводиться.
Это, конечно, было пустяком по сравнению с трагедией, случившейся в начале лета. Впервые за всю сознательную жизнь Минька был разлучен с компьютером. И вот он уже второй месяц сидит в глухой деревне, не зная, что новенького произошло в области игровых технологий.
Когда мама сообщила, что решила на все лето отправить его к бабушке, он не поверил. Он спросил, не шутит ли она.
— Нет, не шучу, — ответила мама. — Ты посмотри на себя! Доходяга. Глиста в скафандре.
Минька в самом деле был худой, а из-за шапки густых жестких волос его голова казалась непомерно большой.
— Поедешь в деревню оздоровляться, — подвела мама итог беседе.

Губарев В «Серебристые облака»

Губарев В "Серебристые облака"

Странно, ни сам Сергей Павлович, ни его друзья и соратники никогда не вспоминали о поисках этого метеорита. И хотя выдающийся ученый был великим мечтателем, часто рассказывал космонавтам о будущих полетах в космос, о новых кораблях и орбитальных станциях, тем не менее легендами о пришельцах из иных миров не увлекался. Значит, «вертолетной экспедиции» не было?
Наверное, так следовало бы отвечать, если бы… такой экспедиции действительно не было. Но зимой 1960 года она всетаки состоялась.
Королев был мрачен и зол. Вторые сутки пошли после пуска ракеты, а о судьбе контейнера ничего не было известно. Еще несколько минут назад, когда телеметристы пытались доказывать ему, что, к сожалению, «информации мало и она противоречива», он ткнул пальцем в телеграмму и прочитал: «Полет ракеты стал неуправляемым. В связи с этим контейнер с опытным животным упал где-то за Енисеем».
— Скажите спасибо, что народ верит нам, — сказал Королев, — понимает: трудное у нас дело. Но если и дальше так работать, как будем в глаза людям смотреть? А?.. Идите.
Телеметристы молча столпились у двери. Начальник отдела хотел задержаться, что-то сказать, но, заметив, что Эс-Пэ не смотрит на них, а занялся бумагами, решил зайти в другой раз, когда у Главного настроение улучшится.

Виталий Губарев «Путешествие на утреннюю звезду»

Виталий Губарев "Путешествие на утреннюю звезду"

Вероятно, вы уже заметили, что в очень многих книгах живут добрые или злые волшебники. В этой повести тоже есть волшебник с белой, мягкой, почти шёлковой бородой. Знающие люди утверждают, что такие бороды бывают только у добрых волшебников.
Долгое время в дачном посёлке никто не подозревал, что этот человек — волшебник. Его тесовый домик, похожий на древний теремок, с башенкой и узорчатой резьбой, стоял на отшибе, на крутом пригорке, окружённый зелёным забором и со всех сторон скрытый высокими густыми елями. Ни один житель посёлка не знал, что делается за зелёным забором. Изредка поселковые мальчишки видели, как человек с белой бородкой куда-то уезжал из своего дома на машине, но в тот же день обычно возвращался обратно.
Он всегда сам правил машиной. Иногда рядом с ним сидела белокурая девчонка. Её волосы были живительно светлыми, почти такими же, как борода человека, сидящего за рулём. Поэтому мальчишки прозвали девочку «Седой».
Седая выходила из кабины, открывала ворота и снова закрывала их, когда машина въезжала во двор. Легко щёлкал запор на воротах, и все затихало. Можно было подумать, что в тесовом домике за густыми елями никто не живёт.